Камчатка 2017. вряд

Камчатка 2017.

Вряд ли есть человек, которого бы оставила равнодушным природа Камчатки. Когда ты стоишь на пляже из черного вулканического песка, нагнувшись от ветра и брызг, и наблюдаешь за тем, как бушует стихия воды, поневоле проникаешься красотой момента. Длинные вереницы волн поднимаются, разбиваются на тысячи частей и отползают обратно.
В 2015 я впервые побывал на Камчатке, но мне не удалось посетить все запланированное. Экскурсия на Курильское озеро была отменена из-за непогоды, а поход в долину Налычево пришлось срочно завершать из-за снегопадов. Отчетливо помню свои мысли в самую холодную ночь – “Чтобы я еще раз добровольно сюда приехал – никогда в жизни”.

Однако в 2017 я снова стоял с рюкзаком на автовокзале Петропавловска-Камчатского. Погода была стандартной для Камчатки – ветер и дождь, а по новостям передавали, что приближается циклон. Цель на этот раз – Ключевская группа вулканов, в 500 километров севернее областного центра. Встретил походных товарищей, мы сели в автобус и поехали по широкой долине, в самом центре полуострова. Дорога прошла легко, с остановками в Сокочах и Мильково. Уже за полдень в автобусе пронеслись тихие возгласы. Пассажиры прилипли к окнам, разглядывая чудо природы – величественные конусы вулканов.
Мы выгрузились в небольшом поселке Козыревск, где уже ждал подготовленный джип для заброски по маршруту. Из Козыревска виден самый высокий вулкан Евразии – Ключевская сопка. Машина медленно пробиралась по камням, затопленным колеям и корням деревьев, поднимаясь все выше. Из густого леса мы выбрались на открытую местность, и остановились у деревянного домика – на стоянке Копыто. Отсюда хорошо видно равнину, откуда мы приехали, а также виднелись громады вулканов, частично скрытые облаками.

В домике было оживленно, группа ботаников завершала экспедиционные работы, перенося свой скарб в грузовик. Мы же занесли рюкзаки и стали осматриваться. Заросли кедрового стланика чередовались с россыпями черных камней вулканического происхождения. В целом преобладала желто-бурая палитра красок, кое-где ярко красными пятнами выделялись заросли арктоуса арктического. Ночью домик содрогался от порывов ветра. Утром мы обнаружили еще одного жильца домика – суслика, который жил в норке у входа. Собравшись, мы выдвинулись навстречу приключениям. Слева возвышался вулкан Ушковский, также известный как Плоская Дальняя, а справа – Толбачик, закрытый облаком в верхней части. Уверен, что здесь можно снимать фильма, как Властелин Колец. Толбачик отлично подходит под Ородруин, Огненную гору.

Мы идем по колее, накатанной вахтовками – самый распространенный вид транспорта для такой местности. Пейзаж кажется безжизненным, но это только на первый взгляд. В луже замечаю небольшого кулика – оказывается, это круглоносый плавунчик суетливо занимается своими делами. Из-под камня выглядывает евражка – берингийский суслик. В дальнейшем мы будем постоянно встречать этих забавных зверьков, греющихся на солнце, бегающих друг за другом или свистом, похожим на трель, предупреждающих сородичей.

Ребята, которые жили две недели на стоянке в домике, сказали, что за этот период не видели ни одного медведя. У нас в группе разгорелся спор, удастся ли нам хотя бы издалека увидеть косолапого. Мнения разделились пополам. Подойдя к обрывистому склону, мы увидели внизу навес стоянки Поляна Эдельвейсов и пересохший ручей. Спустившись с осторожностью вниз, мы перешли высохшее на другую сторону оврага по огромным окатанным камням. Предполагаю, что весной этот ручеек превращается в бушующих поток, судя по глубине и ширине русла. Не успели туристы расположившись на стоянке, как маленькие местные жители уже бежали к нам со всех ног. Вскоре мы научились их различать по размеру и поведению. Получив орех или галету, суслики не убегали прочь, а ели здесь же, либо взгромоздившись на камень.

Окрестности стоянки очень живописны. Позади кустов ольховника располагались брусничные поля. Для жителя Сибири было очень необычным, что кусты брусники очень низкие, зато сами ягоды крупные. Местами ягоды покрывают землю сплошным ковром. К западу раскинулась долина реки Студеной, с северной стороны ограниченная отвесными скалами, а с южной – предгорьями массива Толбачик.

Погода налаживалась, сквозь облака проглядывало синее небо, и мы решили прогуляться по гребню, выступающему далеко в долину. Виднелась набитая тропа, а навигатор показывал точку – Поляна Эдельвейсов. Миновав заросли стланика, мы прошли по полю с брусникой и двинулись по гребню. Вскоре стали попадаться эдельвейсы – небольшие цветы с белыми цветками. Через несколько минут обнаружили интересный природный объект – черные столбы, вероятно базальтового происхождения, расположенные чуть ниже тропы. Высотой несколько метров, и сложенные из горизонтально расположенных шестигранных отдельностей. Почти все камни в этом районе вулканической природы, и это очень необычно, по сравнению с Сибирью. Внизу в долине вода промыла целые лабиринты оврагов, формируя сложную структуру пересеченной местности. Вскоре набитая часть тропы закончилась, и мы решили повернуть обратно.

Поднявшись на пригорок, я увидел вдалеке темную массу. Сомнений не было – это медведь, пасущийся на ягодниках. “Подходите быстрее, здесь медведь! ” – я позвал товарищей, доставая телевик из рюкзака. Мы засели на пригорке, фотографируя с большого расстояния, а медведь ходил на небольшом пятачке и ел ягоды. Внезапно, ветер донес до него звук или запах, и он, поведя носом, кинулся прочь. Отбежав метров на двадцать, зверь продолжил движение уже пешком. Медведь целенаправленно куда-то шел через лужайки и заросли стланика, иногда пропадая из виду. Скатившись с небольшого пригорка, косолапый ушел в распадок и скрылся из виду. Мы вернулись в лагерь, бурно обсуждая увиденное. Встреча с крупными животными в дикой природе всегда оставляет множество впечатлений и память на всю жизнь. Впервые я увидел медведей в горах Кузнецкого Алатау, с южной Сибири, и с тех пор неравнодушен к этим зверям. Доводилось видеть, как медвежата катаются по снегу, бегают и играют друг с другом.

Такой формат наблюдения за животными импонирует мне больше всего, когда ты не отделен решеткой или перегородкой от обитателей леса и не окружен толпами туристов. Я хорошо помню, как впервые увидел благородного оленя в горах Западного Саяна, едва различимого на фоне неба. Через несколько секунд он скрылся за гребнем, но воспоминания остались на всю жизнь.
Мы вернулись в лагерь, делясь впечатлениями и стали вспоминать разные случаи из путешествий. Один из участников похода недавно путешествовал по Тасмании. Он рассказал, как кволл (сумчатая куница), нимало не смущаясь людей, прогрыз снаряжение, оставив огромные дыры в рюкзаке. Не хотелось бы, чтобы медведь попортил наше имущество, а тем более нас, поэтому еда была перенесена на почтительное расстояние от лагеря.

Утром солнце еще не успело нагреть землю, а суслики уже прибежали к лагерю и начали активно исследовать бивуак. Один, самый храбрый, даже залез в тамбур палатки. Мы собрались и выдвинулись дальше по маршруту. Несмотря на то, что шли без тропы, прогулка была простая, так как заросли кустарников отсутствовали, а перепады высоты были незначительны. Вид на вулканы Камень и Ключевская сопка был просто фантастическим, особенно, когда облака закрывали нижнюю часть гор. Казалось, что конусы парят над землей, как дирижабли.

Мы шли по желто-бурым камням, спускались в ложбины и поднимались на холмы. В отдаленной россыпи булыжников показалось какое-то движение. Приглядевшись, я заметил сурка, лежащего на вершине камня. Поблизости были замечены еще несколько особей. Это черношапочный сурок – зверь, напоминающий располневшего суслика, относящийся к грызунам. Я видел гималайского сурка в северной Индии, но черношапочный отличается окраской. Сурки живут колониями в норах, и обычно один или несколько находятся на сторожевом посту. При опасности они издают громкий свист, и деловито спешат в укрытие.

Вечером в прозрачном воздухе Срединный хребет постепенно менял цвет с желтого до темно-пурпурного, пока не растворился в темноте. Долина погрузилась в тишину. Утром, с первыми лучами солнца, природа ожила. Появились стайки мелких птиц, в траве шуршали полевки и пищухи, свистели суслики. Облака поднялись, открывая вид на величественные силуэты вулканов. Ключевская Сопка скрылась за вулканом Камень, а над Безымянным рассеивалось облако из пепла и пара. Река Студеная текла едва заметным ручейком по сухому руслу. Насколько спокойным и живописным выглядит пейзаж, настолько страшным, вероятно, он бывает во время извержения. Я поднимался на вулкан в Индонезии на острове Суматра, но там были совсем другие ощущения. На горячих источниках сделали беседки и комнаты отдыха, а к кратеру вела тропа с бетонными ступенями. Здесь же, на Камчатке, природы выглядела дикой, без всяких признаков цивилизации.

Солнце поднялось выше, и над массивом Толбачик сформировалось огромное лентикулярное облако. Над вершиной будто зависла летающая тарелка. На большом черном камне в отдалении грелись сурки, и мне пришла в голову мысль сделать фотографию сурков на фоне линзовидного облака. Сказано – сделано, спустившись в низину, я осторожно подошел к камням, и сделал из-за угла снимок.

В дальнейшем мы иногда видели плоские облака такого типа над вершинами вулканов, но в этот солнечный день это выглядело особенно эффектно.

Вернувшись к лагерю, сфотографировал еще раз вид на вулканы. Считаю, что здесь одно из самых живописных мест в районе Толбачика. Есть ближняя и дальняя перспектива, а русла ручьев, холмы, камни образуют сложный узор, раскрашенный в желтую, красно-бурую и черную палитру. В этот день мы увидели еще одного медведя, но очень далеко для фотографии. Едва видимый невооруженным глазом, он неспешно пересекал каменистые поля у подножия Безымянного вулкана.

Мы прогулялись до горной гряды, чтобы посмотреть на местную достопримечательность – Каменную поленницу, образованную базальтовыми столбами. По пути прошли через целое поселение черношапочных сурков, которые сопровождали нашу группу пронзительным свистом. Постоянно пролетали стайки мелких птиц, как выяснилось – пуночек, жителей Севера. Не торопятся они на зимовку, хотя осень быстро заканчивается в горах.

Погода стояла солнечная, и воздух был прозрачным, как полагается погожему осеннему деньку. За перевалом Толбачик виднелся вулкан Большая Удина.
В траве что-то пошевелилось, я пригляделся и увидел куропатку, раскрашенную по-летнему пестро. Это идеальная маскировка на фоне высохших стеблей травы и камней. В Сибири мы частенько натыкались на куропаток в походах, когда они с недовольным клекотом взлетали прямо из-под ног. Зимой куропатки меняют свою окраску на белоснежно-белую, выделяются только глаза и красные брови.

Оказалось, что среди камней пряталось целое семейство из нескольких особей. Не взлетая, но постоянно озираясь и переговариваясь, они ушли от нас подальше. Местность здесь очень неровная, вся в буграх и рытвинах. Кое-где встречаются провалы круглой формы и размером с комнату. Вулкан Безымянный пыхтит, как паровоз. С приближением на зуме удалось увидеть, что кроме основного жерла пар идет из множества маленьких источников. Если выбросы Ключевской сопки были как правило раз в день, то Безымянный дымил постоянно.

Место для кемпинга называлось Марсово поле – это широкая и плоская, как стол, равнина с разбросанными черными камнями. Здесь сооружен навес со скамейками и столом, как позже выяснилось, завезенный сюда вертолетом. Мы поставили палатки чуть дальше, справедливо рассудив, что проще держать оборону от медведей на открытой местности. Но пока что нас осаждали евражки. Местные обитатели не только бегали в поисках еды по палаткам, но и пронзительными трелями просили чего-нибудь съестного.

Недалеко от места стоянки ручей падает водопадом с высоты, течет несколько метров и пропадает под землей в рыхлой вулканической породе. Локальный источник воды притягивает зверей – сусликов и сурков. Я наблюдал, как один сурок отошел довольно далеко от своего убежища, напился воды и потом поспешно бежал обратно к норе. С Юрием мы поднялись на горную гряду, рядом с вулканом Овальная Зимина. Местность выглядит как Земля миллионы лет назад – черные поля пепла, покрытые камнями. Но свист сурков возвращает к реальности. Удивительно, что они живут так высоко в горах, когда на равнине больше корма и лучше климат.

На склоне вулкана есть места, покрытые ровным слоем черного пепла. При ходьбе по такой поверхности иногда раздается гулкий звук. Юрий шутит – “Осторожнее, провалишься – а то лава”. Бегущая вода с ледников пропилила глубокие каналы в склоне горы, глубиной до нескольких метров. Приходится искать оптимальный путь прохода через лабиринт оврагов и ям. В одном месте мы наткнулись на небольшой водоем зеленоватого оттенка, обрамленный огромными круглыми камнями. Над гладью воды летали пуночки. Сопровождаемые свистом часовых – сурков – мы спустились к лагерю.

Вечером произошла еще одна удивительная встреча – недалеко от лагеря я увидел бегущее животное размером с крупную собаку. Это была росомаха – крупный представитель куньих, темно-коричневого окраса и рыжим пятном. Выгибая спину, она пробежала в сторону лагеря. Я побежал за фотоаппаратом и приготовился сделать снимок, но зверь увидел меня и , не сбавляя хода, круто изменил траекторию. Пришлось фотографировать издалека, к тому же, в сумерках. Росомаха известна как сильный, свирепый и неутомимый охотник. Следы росомахи похожи на следы маленького медведя, доводилось видеть такие в горах Западного Саяна.

День выдался солнечным, располагая к приятному переходу через перевал Толбачик. Только солнце пригрело землю, как евражки наперегонки прибежали к нашему лагерю. Мы уже начали их различать и дали прозвища – Толстый, Маленький, Большой. Макароны они не оценили, и шустро лазали по всей территории, забегая даже в тамбур палатки. Как выяснилось, суслик может перепрыгнуть небольшой ручей. Ключевская сопка начала выбрасывать пепел. Мы позавтракали, собрались и выдвинулись в путь. Чем мне нравится ландшафт местности – здесь легко ходить, как по тропе, так и без троп – нет кустарников или болот.

На подъеме увидели молодого зайца, который довольно долго настороженно наблюдал за нами, а затем умчался прочь. На огромном валуне сидели сурки, и глядя вниз, пронзительно свистели. Мы аккуратно обошли недовольных наблюдателей, и вскоре поднялись на возвышенность, откуда открылся отличный вид на долину. Хорошо был виден шлаковый конус Юпитер, а над Ключевской сопкой поднималось облако пепла. На склонах кое-где были видны прямые линии, пересекающие черные пятна шлаковых полей. Сначала мы думали, что это тропы, но при ближайшем рассмотрении оказалось, что это природные образования.

Перевал Толбачик невысокий, и даже не имеет выраженной седловины, но рельеф местности очень интересен. Столбы и камни различной конфигурации сформировали целый лабиринт разноцветных формаций. Местами мы шли по вулканическому пеплу, со следами медведей и евражек. Внезапно перед нами открылась широкая долина, по которой текла небольшая речка. Вдали возвышался вулкан Большая Удина, справа – Толбачик, а слева – Овальная Зимина.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *